Дебют «Королевского тигра» на советско-германском фронте

Дебют Тигр II на восточном фронте

Первый бой Pz.Kpfw VI B «Королевского тигра» на советско-германском фронте.

Кратко о статье: Дебют новейших немецких тяжелых танков Pz. VI B «Königstiger», на советско-германском фронте, омрачили советские артиллеристы истребители танков. 11 августа 1944 года в бою у Шидлува орудие ЗиС-3 из состава 1076 ИПТАП выпустило 16 снарядов по лобовой броне «Королевского Тигра», не пробив его, но вероятно сильно оглушив экипаж. Возможно имели место повреждения от осколков брони. Немецкий танк стал разворачиваться и артиллеристы послали ему в левый борт 17-й снаряд, который пробил броню и поджег танк. «Королевский Тигр» полностью выгорел.

Введение от автора.
События августа 1944 г., связанные с первым применением «Королевских тигров» на советско-германском фронте, до сих пор не оставляют равнодушными многих историков и публицистов, пишущих на военно-историческую тему. Так, только за последние годы материалы на эту тему были опубликованы в «Танкомастере» №6/1999 и «Бронеколлекции» №2/2001.
Несмотря на насыщенность этих публикаций яркими эпизодами и интересными подробностями, их общим местом явились разночтения в описании тех событий и их деталей. Автор данной статьи, опираясь на сохранившиеся в ЦАМО РФ документы того времени и вновь открывшиеся факты, сделал попытку составить наиболее полную картину ожесточенных боев в Юго-Восточной Польше.
В результате беспримерного по своему размаху советского наступления летом 1944 г., (развернувшегося на всем протяжении советско-германского фронта — от Балтики до Черного моря, немецко-фашистским войскам и войскам сателлитов Третьего рейха был нанесен ряд тяжелых поражений. Линия советско-германского фронта неудержимо перемещалась на запад. Весьма драматичные события происходили в это время на территории юго-восточной Польши. Войска 1-го Украинского фронта, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, вышли к Висле юго-западнее Сандомира, форсировали ее и в результате тяжелых боев конца июля — начала августа значительно расширили образовавшийся плацдарм.
Как наше, так и немецкое командование в полной мере осознавали значение расположенного в подбрюшье всей «польской» группировки немецких войск Сандомирского плацдарма. Уже 4 августа в дополнение к 13-й, 3-й гвардейской и 1 танковой (13 А, 3 гв. А, 1 ТА) на плацдарм перебрасывается 5 гвардейская армия (5 гв. А). Войска пополняются артиллерийскими, инженерными, танковыми частями.
Немцы для ликвидации угрозы лихорадочно стягивали войска с других, более спокойных участков фронта, перебрасывали резервы из Германии и Венгрии. Они рассчитывали концентрическими ударами с разных сторон расчленить советские войска на левом берегу Вислы и уничтожить их по частям.
Для решающего удара «в лоб» советской группировки немцы к 10 августа в основном закончили сосредоточение в районе западнее Хмельника 3-го танкового корпуса (III. Pz. К.) в составе 3-й и 16-й танковых (3. Pz. Div.; 16. Pz. Div.), 20-й моторизованной дивизии (20. Pz. Gr. Div.) и 501-го батальона тяжелых танков(s. Pz. Abt. 501).

Положение сторон к 11 августа 1944 г.
Командование корпуса намеревалось нанести удар в стык между 13 А и 5 гв. А через Хмельник на Ракув и Сташув, охватить переправы на реке Чарна и в последующем выйти к Висле в районе Баранува, который являлся центром коммуникаций. Через него снабжалась вся группировка советских войск на западном берегу Вислы.
Ясное представление о намерениях противника дают выдержки из боевого приказа №469/44 командира 16-й танковой дивизии генерал-майора Бокка от 10 августа 1944 г., попавшего в руки разведчиков 95-й гвардейской стрелковой дивизии (95 гв. СД) в районе Хмельника:

«…1. Противник потрепанными 1-ой и 4-ой танковыми армиями форсировал р. Висла северо-восточнее Бара-нуна и продолжает наступить в северо-западном направлении. Действиями 42-го армейского корпуса ему нанесены тяжелые потери. Юго-западнее Хмельника обнаружены лишь небольшие разведгруппы противника.
2. 3-й танковой корпус 10 августа наступает в восточном направлении с ближайшей задачей: овладеть переправами через р. Чарна в районах Сташува и Ракува; в дальнейшем продолжать наступление в юго-восточном направлении на Баранув для соединения 17-й армии с 4-й танковой армией.
3. 16-я танковая дивизия в 21.00 10 августа выступает из района Хмельника в восточном направлении, уничтожает встречающиеся слабые группы противника, не обращая внимания на фланги, и выполняет ближайшую задачу — захват плацдарм на р. Чарна в районе Сташува.
3-я танковая дивизия наступает слева, из района Еджеюва через северную часть Хмельника на Ракув.»

 

Необходимо отметить, что 16. Pz. Div., понеся значительные потери в предшествующих боях, обладала весьма ограниченным наступательным потенциалом. В ее 2-м танковом полку (Pz. Rgt. 2) двухбатальонного состава насчитывалось немногим более сорока боеспособных танков Pz. Kpfw. IV и Pz. Kpfw. V, чего вместе с пятнадцатью штурмовыми орудиями противотанкового дивизиона было явно недостаточно для решительных и эффективных действий на направлении главного удара. Для исправления создавшегося положения 16-й танковой дивизии придавался s.Pz. Abt. 501, новейшие тяжелые танки которого должны были существенно усилить мощь удара при прорыве советской обороны.
Этот батальон, на который возлагались такие надежды, имел непростую судьбу. Он был сформирован 10 мая 1942 г. в Эрфурте на базе 501-й и 502-й отдельных танковых рот. По завершении подготовки в учебном центре в Ордруфе, получив новые танки Pz Kpfw IV Tiger Ausf H и Pz Kpfw III Ausf N, в ноябре 1942 г. батальон под командованием майора Луедера был отправлен в Северную Африку. После шести месяцев более или менее успешных боевых действий, произведя своими «Тиграми» неизгладимое впечатление на англичан и американцев, батальон был полностью уничтожен в мае 1943-го в северном Тунисе вместе со всей Африканской армией стран «Оси».
Вновь сформированный в Падербоне, прошедший подготовку во Франции на учебном полигоне Mailly Le Camp и получивший 45 новехоньких «Тигров», батальон 8 декабря 1943 г. был погружен на железнодорожные платформы и отправлен на Восточный фронт, под Витебск. Следующие полгода под командованием нового командира, майора фон Легата, он участвовал в боях местного значения, перемещаясь с одного участка фронта на другой и неся потери. С началом большого советского наступления в июне 1944 г. (операция «Багратион») в течение нескольких дней потерял все свои танки (при этом две машины были захвачены нашими войсками в целости и сохранности).
После второго за свою короткую жизнь разгрома батальон, а точнее то, что от него осталось, был поспешно выведен в Ордруф на очередное переформирование. Здесь он был пополнен людьми и первым на Восточном фронте получил новое чудо «панцерваффе» — Pz. Kpfw. Tiger Ausf В, или Konigstiger («Королевский тигр»).
Ко времени описываемых событий s.Pz. Abt. 501 согласно штату должен был иметь штабную роту (3 танка), 3 танковые роты по 14 танков (3 взвода по 4 машины, плюс 2 машины в управлении), роты обеспечения и ремонтную — всего 45 танков.
«Королевский тигр» был машиной сложной и чрезвычайно трудоемкой в производстве, темпы его выпуска был невысоки. К лету 1944 г. его полномасштабное производство только разворачивалось (в июле было выпущено только 45 танков, в августе — 83). По этой причине оснащение 501-го батальона новой материальной частью сильно затягивалось, и к 5 августа, когда батальон погрузили на железнодорожные платформы для отправки на восток, полностью оснастить «Королевскими тиграми» удалось только 2-ю и 3-ю роты. 1-я рота осталась в Ордруфе в ожидании доукомплектования (последние 4 танка прибыли 7 августа). Она последовала за батальоном только 12 августа так и не приняв участия в описываемых событиях.
Счастливо избежав бомбежек авиацией союзников, основные силы батальона 9 августа разгрузился на железнодорожной станции Конецполь. При совершении пятидесятикилометрового марша до местечка Еджеюв батальон понес первые потери в технике. Элементы трансмиссии, взятые почти без изменений с 56-т «Тигра», оказались слабоваты для 68-т колосса. Треть машин из трех десятков застыла вдоль маршрута. В те немногие часы, что оставались до начала наступления, ремонтной роте не пришлось отдыхать, но это было только начало.

Первый бой с передовым отрядом 95-й гв. СД, ночью 11 августа 1944 г.
16-я танковая дивизия боевыми группами, сформированными на базе 64-го и 79-го гренадерских полков, в 15.00 10 августа выступила через Пинчув в восточном направлении. Миновав без помех Хмельник, дивизия совершила ночной марш и в 3.00 11 августа встретилась с первым препятствием в виде передового отряда 95-й гвардейской стрелковой дивизии (95 гв. сд), оседлавшего шоссе Хмельник — Шидлув в районе Скадла — Рачице. 2-й батальон 290-го гвардейского стрелкового полка (290 гв. сп), усиленный двумя батареями 233-го гвардейского артиллерийского полка (233 гв. ап) — всего восемь 76-мм и пять 45-мм орудий, — оказал ожесточенное сопротивление, но был оттеснен в юго-восточном направлении в район Руда.
Потеряв почти все орудия, кроме двух 45-мм, передовой отряд выполнил свою задачу — задержал продвижение противника, сбил темп его наступления и вынудил раньше времени развернуться в боевой порядок. Авангарду 16-й танковой дивизии, боевой группе полковника фон Буссье в составе 79-го гренадерского полка (Pz. Gr. Rgt. 79), танкового батальона 2-го танкового полка, гаубичного дивизиона, саперных и разведывательных подразделений, потребовалось почти пять часов, чтобы преодолеть следующие пять километров.

Переброска частей истребительно-противотанковой артиллерии (ИПТАП).
Как известно, время — самое ценное, что есть в нашем мире, и этим драгоценным подарком не преминуло воспользоваться советское командование. Получив сведения о концентрации немецких танков и мотопехоты западнее Хмельника в районе городка Шидлув, находящегося на стыке 13-й и 5-й гвардейской армий и оборонявшегося левофланговыми подразделениями 112-й стрелковой дивизии (112 сд), оно оперативно перебросило туда 1076-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк (1076 иптап) из резерва командующего 13-й А и 235-й гвардейский истребительно-противотанковый артиллерийский полк (235 гв. иптап), подчиненный командующему 3 гв. ТА. Эти два полка, имевшие в общей сложности около сорока 57-мм и 76-мм орудий, были на тот момент единственной реальной силой, способной сдержать натиск противника. За тонкими оборонительными линиями 112 сд на всем протяжении от Шидлува до Сташува не имелось сколько-нибудь значительных сил.
Подразделения 6-го гвардейского танкового корпуса (6 гв. ТК) 3 гв. ТА, действующие в этом районе, были разбросаны на фронте более 40 км и, несмотря на оперативно принятые меры по переброске их на угрожаемое направление, могли подойти только во второй половине дня 11 августа. 53-я гвардейская танковая бригада (53 гв. тбр) этого корпуса находилась на направлении движения III.Pz.K., но только один ее танковый батальон занимал оборону на западной окраине рощи в четырех километрах восточнее Шидлува. Второй батальон находился значительно севернее — в районе Ракува. Ко всему прочему, бригада к исходу 10 августа имела всего 14 боеспособных танков, большинство их которых составляли Т-34 с 76-мм пушками. Только при очень благоприятных условиях они были способны бороться с тяжелыми танками Вермахта.
Выполняя приказ командующего артиллерией 13-й А, 1076 иптап к 7.00 11 августа выдвинулся в район западнее и северо-западнее Шидлува с задачей оседлать дороги на Бжезины и Грабки — Дуже и не допустить прорыва противника на Шидлув.
В направлении Грабки — Дуже, в 800 метрах от западной окраины Шидлува, протекал ручей с труднопроходимой для танков поймой. Командир 1076 иптап подполковник Ф. А. Калинин, справедливо полагая, что основной удар противника следует ожидать из района Бжезины, расположил основную часть орудий по-батарейно в опорных пунктах с круговой обороной на обратных скатах высот севернее и северо-западнее Шидлува. Если бы немцы попытались двигаться по дороге Бжезины — Шидлув, то они попадали под губительный огонь с обоих флангов.
Полк еще не успел оборудовать свои позиции, как в 7.30 подвергся сильной бомбежке двенадцатью FW-190, которых затем сменили более двух десятков Не-111.
В 8.00 из района Бжезины появилась группа танков из пятнадцати «Королевских тигров» и шести «Пантер» с десантом автоматчиков на броне. Одновременно из Воля-Жизня до трехсот солдат противника начали наступать на Гацки, а тринадцать танков Pz Kpfw IV и Pz Kpfw V с пятнадцатью бронетранспортерами — в северо-восточном направлении на Шидлув.

Сближение и первый подбитый «Королевский тигр». 
В период сближения «Королевские тигры» двигались позади «Пантер» на удаление 500-1000 м и уступом на флангах, составляя второй эшелон. Неспешно перекатываясь на своих широких гусеницах, они вели частый огонь по предполагаемым позициям советских войск, пытаясь спровоцировать их на ответный огонь и тем самым раскрыть их местоположение. Артиллеристы, стиснув зубы, ждали.
В 8.30 северная группа танков достигла рубежа на удалении 300-500 м от орудий 1-й и 4-й батарей и была немедленно обстреляна ими. Через несколько минут к ним присоединилась 5-я батарея (всего — двенадцать 76-мм пушек ЗИС-З).
«Пантеры», ведя огонь, стали маневрировать, пытаясь укрыться в складках местности, а «Королевские тигры» начали выдвигаться вперед. Слоноподобные танки с трудом маневрировали на зыбкой песчаной почве, представляя собой удобные малоподвижные цели. После того как левофланговое орудие 1-й батареи выпустило с дистанции от 500 до 200 м шестнадцать бронебойных снарядов по лобовой броне «Королевского тигра», но тот не получил ни одной пробоины, его оглушенный экипаж, видимо, решил отойти, и танк начал разворачиваться. В это время семнадцатый снаряд, пробив его левый борт, решил судьбу поединка. Танк выгорел.
Напряженный бой продолжался около получаса. В 9.00 танки противника, отстреливаясь, стали отходить на исходные позиции, оставив на поле боя три Pz Kpfw Tiger II и пять Pz Kpfw V без признаков жизни. 1076 иптап потерял четыре орудия от ударов авиации и ни одного — от огня танков.
В юго-западном секторе б-я батарея вела огонь по пехоте, а 3-я — отбила атаку, уничтожив 2 бронетранспортера. Немецкая пехота к 9.00 достигла западной окраины Гацки, где завязала бой с частями 284-го гвардейского стрелкового полка (284 гв. сп) 95 гв сд.
235 гв. иптап в этой фазе боя не участвовал, так как его позиции располагались несколько ближе к западной окраине Шидлува.
В 10.00 немцы предприняли повторную атаку. К этому времени они подтянули вторые эшелоны и отставшие части. Со стороны Бжезин наступало уже 35 танков, в большинстве своем — Tiger II, со стороны Воля Жизня — 13 танков и 13 бронетранспортеров.
На этот раз северная группа наносила удар несколько южнее, вдоль шоссе на Бжезины, пытаясь выйти на западную окраину Шидлува.
Противник, вновь встреченный частым и точным огнем, видимо, не обнаружив 2-ю батарею 1076 иптап, решил обойти 1-ю и 5-ю батареи с юго-запада и с этого направления ворваться в Шидлув. Однако 2-я батарея открыла огонь, когда танки были в 300-400 м от позиций 4-й батареи, чем привлекла к себе внимание противника. Этим воспользовались расчеты 5-й, 1-й и 4-й батарей, начав расстреливать развернувшиеся танки противника в борта и корму. Особенно жестокий урон противнику нанесла 4-я батарея, поэтому несколько танков, развернувшись в ее сторону, на большой скорости атаковали ее 2-й взвод, несколько раз проутюжив его.
Вновь атаковавшая южная группа, потеряв два бронетранспортера от огня б-й батареи, в 10.00 отошла к Воля Жизня. В это время в районе Гацки пехота противника, ведя бой с нашей пехотой, стала просачиваться на юго-восточную окраину Шидлува. Парируя угрозу, командир 1076 иптап в 11.30 перебросил 6-ю батарею в этот район.
В 10.15, наконец-то, вступил в бой 235 гв. иптап. Подпустив на близкое расстояние прорвавшиеся через боевые порядки 1076 иптап танки противника, орудия полка открыли огонь почти в упор, в результате чего в первые же минуты боя было выведено из строя 18 немецких танков. Встретив столь жесткий отпор, противник отошел под прикрытием огня тяжелых танков, и вызвал авиацию, которая в течение сорока минут обрабатывала позиции наших войск.
Совершив перегруппировку, гитлеровцы в 11.20 предприняли новую попытку взять город в лоб. На этот раз в атаке участвовало до 80 танков, штурмовых орудий и бронетранспортеров. В результате ожесточенного боя, потеряв 8 танков и 6 бронетранспортеров с десантом автоматчиков, немцы ворвались на позиции 235 гв. иптап. Израсходовав все боеприпасы, расчеты батарей вступили в бой с наседавшими гренадерами, местами переходивший в рукопашные схватки. Орудия 2-й батареи с частью расчетов были раздавлены, орудия 5-й батареи — выведены из строя огнем танков.
Неся потери, полк с боем отошел на восточную окраину Шидлува. Тем не менее, не выдержав напряжения боя, гитлеровцы на этот раз откатились назад.
К 12.00 немцы, прочувствовав на себе силу советской обороны и понеся большие потери, отказались от дальнейших попыток овладеть Шидлувом в лоб. Оставив на его западной окраине 13 танков и 8 бронетранспортеров, противник решил обойти город с севера, вне зоны огня наших батарей. При этом массированному удару подвергся обороняющийся здесь 524-й стрелковый полк (524 сп) 112 сд. Еще в 10.20 ее правофланговый 416-й стрелковый полк (416 сп) оставил Ракув под натиском 3-й танковой дивизии. Теперь атакованная с другого фланга 112 сд оказалась в сложной ситуации, и командующий 27-м стрелковым корпусом (27 СК) принял решение отвести ее за рубеж реки Чарна. В 12.00 дивизия начала отход.
Части 16-й танковой дивизии, устремившись в образовавшуюся брешь, стали распространяться на восток и юго-восток. К 14.30, обойдя Шидлув с севера, немцы группой из 15 танков вышли на северо-восточные скаты высоты 272,1, а к 16.00 заняли местечко Котушив и рощу южнее Курозвенки. Переправившись вброд через Чарну, они захватили небольшой плацдарм на восточном берегу в районе Корытница и передовыми частями ворвались в Ясень и Воля Осова, где были остановлены нашими подошедшими резервами. Боевая группа полковника фон Буссье, в которую входил sPz Abt.501, наносила удар в юго-восточном направлении на Оглендув и Сташув. Очевидно, генерал-майор Бокк рассчитывал выйти к Сташуву вдоль обоих берегов Чарны. В 18.00 тяжелые танки 501-го батальона вышли к северо-западной окраине Оглендува.
В это время в районе Шидлува 1076 иптап, ведя огонь по оставшимся частям 16-й танковой дивизии, попаданием в борт поджег еще один танк и уничтожил два бронетранспортера, потеряв при этом от огня танков пять орудий и еще пять — от ударов авиации. К этому времени расположение позиций нашей артиллерии уже не было для немцев тайной. Огневые позиции подвергались мощному артиллерийско-минометному обстрелу, массированным ударам авиации. Танки противника расстреливали орудийные расчеты с дистанций, находящихся за пределами эффективного огня наших орудий. Потери росли. К тому же с выходом основных сил 16.Pz.Div. в район восточнее Шидлува дальнейшее пребывание наших частей в городе становилось опасным.
В 15.30 полк снялся с позиций и к 18.00 уже вел бой восточнее Оглендува.
Личный состав 235 гв. иптап, потерявшего все орудия, огнем пулеметов и автоматов сдерживал продвижение противника вдоль шоссе на Сташув, заняв оборону в районе высоты 272,1. За время боя под Шидпувом 235-й полк под командованием гвардии майора Скоробогатько уничтожил и подбил 26 танков, 5 бронетранспортеров и нанес существенные потери живой силе противника. За этот успех пришлось дорого заплатить: 17 человек погибло, 27 пропало без вести, 25 было ранено. Были потеряны три 57-мм и десять 76,2-мм пушек.
Немецкие подвижные части, пытавшиеся преследовать отходящих артиллеристов, в 15.30 наткнулись на танковые засады 2-го батальона 53 гв. тбр, занявшего позиции на опушке леса восточнее Мокре. В завязавшемся бою советские танкисты, потеряв один Т-34 и два 57-мм орудия, смогли сжечь два немецких танка и четыре — подбить. В дальнейшем, в связи с выходом войск противника в район Оглендува, 2-й батальон 53 гв. тбр отошел в район Земблице, где и закрепился.
К 18.00, когда немецкие танки ворвались в Оглендув, обстановка в районе Сташува кардинально изменилась. Определив направление главного удара противника, советское командование молниеносно отреагировало на угрозу. Танковые бригады 6 гв. ТК, оставив по одной танковой роте в прежних районах обороны, ускоренным маршем выдвинулись в район Сташува, имея задачу «методом танковых засад и на рубеже высоты 284,2, лес восточнее Мокре, Низины не допустить продвижения противника на Сташув». К 19.00 в район восточнее р. Чарна вышли 1893-й самоходно-артиллерийский полк (1893 сап) в составе 11 СУ 85, и 91-я отдельная танковая бригада (91 отбр). Подошедший 71-й гвардейский отдельный тяжелый танковый полк (71 гв. оттп) с одним ИС-1 и одиннадцатью ИС-2 к 16.30 занял оборону на северо-западной и западной окраине Сташува.
К 18.00 из второго эшелона 32-го гвардейского стрелкового корпуса (32 гв. СК) подошла 97 гв сд, развернувшаяся фронтом на север на рубеже от Сташува до Гжидува.
К исходу 11 августа, несмотря на, казалось бы, обозначившийся успех, немцы оказались в непростой ситуации. Вбив десятикилометровый клин в глубину советской обороны, они были вынуждены отвлекать значительные силы на прикрытие флангов. Понеся ощутимые потери в лобовых атаках на Шидпув, 16.Pz.Div. значительно ослабила свой натиск. Если в первой половине дня немцы концентрировали несколько десятков единиц бронетехники на узком участке фронта, то к исходу дня в бой шли отдельные группы танков, натыкавшиеся на подходящие советские резервы и неся потери.
После того как в 19.00 немецкие танки, попытавшись прорваться из Оглендува в юго-восточном направлении, откатились на исходные позиции под огнем танков 71 гв. оттп и отошедшего из под Шидлува 1076 иптап, гитлеровцы прекратили атаки на всем фронте 16.Pz.Div. и начали окапываться.
Ночь с 11 на 12 августа прошла относительно спокойно. Стороны вели разведку и производили перегруппировку своих сил.
Несмотря на ожидаемое продолжение наступления противника, советские войска не собирались отсиживаться в обороне. Так, в приказе командира 6 гв. ТК гвардии генерал-майора Новикова говорилось: «…корпус имеет задачу во взаимодействии с 97 гв. сд с рассветом 12 августа 1944 г. наступать в северо-западном направлении, отбросить вклинившиеся части противника на рубеж Ракув — Шидлув, восстановить левый фланг 112 сд и не допустить распространения противника в направлении на Сташув».
Командир 6 гв. ТК принял решение: прикрыть направление на Сташув частью сил 53 гв. тбр и ротой 71 гв. оттп, одновременно 52 гв. тбр из района Селец отправить в обход через Кшиво-ленч, Жендув, Мокре для нанесения удара по противнику с тыла, овладеть высотой 272,1 и отрезать танковую группу потивника, действующую в районе Оглендув.
Командир 53 гв. тбр гвардии полковник В. С. Архипов, ожидая возобновления наступления противника вдоль дороги Оглендув-Сташув, решил утром 12 августа расположить 2 танка 3-го батальона под командованием гвардии капитана Ивушкина в засаде на обратных скатах безымянной высоты восточнее Оглендува.
Утро выдалось туманное. Танки вышли на позиции незамеченными и были замаскированы копнами убранной ржи. В 7.00 со стороны Оглендува появились 8 тяжелых танков и 2 бронетранспортера. Это были все боеспособные «Королевские тигры» 501-го батальона на утро 12 августа, остальные 22 машины находились в ремонте из-за боевых повреждений или технических неполадок.

Младший лейтенант Александр Петрович Оськин.
При подходе к позициям 2-го батальона 294 гв. сп 97 гв. сд, расположенного восточнее Оглендува, «Королевские тигры» подставили борта находящейся в 200 м засаде Ивушкина.
Танк Т-34-85 младшего лейтенанта Оськина первыми же выстрелами поджег головной танк. В результате последующего боя немцы, потеряв сгоревшими еще 2 танка, откатились на исходные позиции.
До сих пор ведутся споры: сколько сжег Оськин «Королевских тигров»? И сжег ли вообще? Попробуем разобраться.
— Во-первых, из двух находящихся в засаде танков только Т-34-85 Оськина имел 85-мм пушку, способную пробить бортовую броню «Королевского тигра» на расстоянии 1000 м. Второй танк, Т-34-76, только при очень благоприятных условиях мог пробить 80-мм бортовую броню монстра (под углом 90° и с расстояния не более 200 м).
— Во-вторых, поблизости от места боя больше не было советских танков. 3-й батальон S3 гв. тбр находился в это время в районе Хань-ча в 9 километрах севернее и подошел к Оглендуву несколько позже.
— В-третьих, находящийся в районе боя 2-й батальон 294 гв. сп не обладал противотанковыми средствами, способными пробить бортовую броню этого танка при таких условиях.
Ближайшие позиции других стрелковых частей находились, как минимум, в полутора километрах от места боя и на таком расстоянии не могли имеющимися у них 7б-мм пушками причинить какой-либо вред «Королевскому тигру».
— В-четвертых, 4 тяжелых танка ИС-2 со 122-мм пушками Д-25 из состава 71 гв. оттп находились на западной окраине Сташува, далее 2-х километров от места боя, и не могли принять в нем участия ввиду его скоротечности и плохих условий видимости (71 гв. оттп в отчетах о боевых действиях претендует на первый Tger II, уничтоженный только 13 августа).
— В-пятых, большинство армейских и корпусных средств усиления либо прибыло в этот район позже, либо не могло оказать никакого влияния на толстую «шкуру» представителя «семейства кошачьих».
Исходя из вышеизложенного, можно с уверенностью утверждать, что в данном месте и в данное время не было других средств, способных поразить «Королевский тигр», кроме танка Александра Петровича Оськина.
Потерпев неудачу под Оглендувом, немцы изменили направление наступления. Их пехота и 10 танков и штурмовых орудий атаковали наши позиции в направлении Курозвенки — За-гроды. Удару подвергся 3-й батальон 294 гв. сп. Батальон не дрогнул, отсек огнем наступающую немецкую пехоту от танков и заставил ее отойти с большими потерями. Бронетехника противника, оставшаяся без прикрытия пехоты и встреченная огнем танков 91 отбр, откатилась на исходные позиции.
Отразив атаки противника, части б гв. ТК организовали взаимодействие с 95 гв. сд и 97 гв. сд и в 14.00 12 августа перешли в контрнаступление в северном направлении. Преодолевая ожесточенное сопротивление немцев, 2-й танковый батальон 53 гв. тбр во взаимодействии с подразделениями 289 гв. сп к 18.00 вышел на южные скаты высоты 247,9 и где вступил в бой с танками противника.
52 гв. тбр с 12 боеспособными Т-34, наступая из района Селец через Кшиволенч, Жендув, Печенеги Гацки, вышла в район Мокре, где и закрепилась, организовав засады в Мокре и по северной опушке леса. Как с осторожным оптимизмом отмечалось в журнале боевых действий 5 гв. А, «…на правом фланге корпуса на I некоторых участках инициатива начала переходить в руки наших частей».
С наступлением темноты 2 танка 3-го танкового батальона 53 гв. тбр с ротой автоматчиков ворвались в Оглендув с востока и с помощью подоспевшей пехоты 289 гв. сп к 3.00 13 августа и полностью очистили деревню от противника.
Для гитлеровцев эта атака стала полной неожиданностью. Потеряв 40 человек только убитыми, они думали: только о том, как бы поскорее унести ноги. Как известно, драпать сподручней налегке, и все, что мешает этому увлекательному процессу, бросается без колебаний. Так в руки советских танкистов попали три огромных танка. При их ближайшем рассмотрении выяснилось что захваченные машины являются новейшими тяжелыми танками «Тигр-Б» (Тигр II) и при этом находятся в полностью боеспособном состоянии — баки заправлены, боекомплект загружен, двигатель заводится с пол оборота. К тому же два из трех танков (под номерами 102 и 502) оказались командирскими машинами с полным комплектом соответствующего оборудования.
В 9.00 2-й танковый батальон 53 гв. тбр, усиленный танковой ротой (пять ИС-2) 71 гв. оттп, взаимодействуя с подразделениями 289 гв. сп перешел в наступление с южных скатов высоты 247.9 в направлении Зараз. К 10.00 советские танки вышли к южной окраине этой деревеньки. Гитлеровцы опомнившись предприняли контратаку с участием «Королевских тигров», но напоровшись на сосредоточенный огонь ИС-2 и потеряв 2 «Тигра», отошли в северном направлении. Зараз был взят.
В это время в нескольких километрах западнее: происходили не менее драматичные события. Обоснованно опасаясь за артерию снабжения своих частей, находящихся восточнее Шидлува, немцы задались целью отбросить советские войска из района Мокре и освободить дорогу Шидлув — Сташув. В 9.00 13 августа со стороны высоты 72,1 наши позиции атаковали семь «Королевских тигров». Находившийся в засаде в кустарнике восточнее Мокре ИС-2 старшего лейтенанта Удалова, подпустив танки противника на 700-800 м, открыл огонь 25-кг снарядами по танкам противника. Несколькими выстрелами один «Королевский тигр» был подожжен, один подбит. Когда танки стали удаляться вдоль дороги Шидлув — Сташув в восточном направлении, Удалов вывел свой ИС-2 лесной просекой им навстречу на северную опушку леса. Дорога здесь проходила вдоль кромки лесного массива, и танки противника вынуждены были подставлять свои борта под огонь 122-мм орудия нашего танка. Потеряв еще один танк, немцы сочли за благо повернуть назад.
Вскоре атака «Королевских тигров» повторилась в направлении Поник. На этот раз немецкие танки напоролись на засаду, где находился ИС-2 гвардии лейтенанта Белякова, который, открыв огонь с 1000 м, третьим снарядом сжег головной ««Тигр-Б» и вынудил остальные повернуть назад. 13 августа стало днем «Иосифов Сталиных». Тяжелые танки 71 гв. оттп, предусмотрительно распределенные по танковым бригадам 6 гв. ТК, явились убедительным аргументом, определяющим исход боя как в наступлении, так и в обороне. Отразив 13 августа в общей сложности семь танковых атак с участием «Королевских тигров», советские тяжелые танки совместно с артиллерией заставили противника отказаться от дальнейших попыток атаковать позиции наших войск. На восточном берегу Чарны события развивались также не в пользу супостата. К 13 августа в район Загроды, Черница подошла 309 сд, а в район севернее Ясень — стрелковый полк 280 сд. Совместно с 1893-м самоходным артиллерийским полком (1893 сап), 91 отбр и частями 112 сд они медленно, но верно оттесняли части немецкой 16-й танковой дивизии с восточного берега реки.
К исходу 13 августа немецкое командование окончательно убедилось в полном провале наступления на Сташув и отказалось от атак на этом направлении. Закрепившись на рубеже Котушув, Курозвенки, Яблоница, Шидлув, противник начал перебрасывать войска на новое направление.

Итоги первых боев «Королевских тигров» на советско-германском фронте.
В боях 11-13 августа 1944 г. немцам так и не удалось использовать сильные стороны «Королевского тигра». Мощное орудие и прекрасный прицел, в сочетании с толстой броней в значительной мере теряли свое значение из-за неправильного применения танка на труднопроходимой для него местности. В то же время немцы получили первый боевой опыт применения нового танка, который выявил наиболее очевидные конструктивные недостатки «Королевского тигра».
Так, размещение части боекомплекта в задней нише танковой башни приводило к его детонации при попадании в танк. Поэтому боеукладку из башни убрали, уменьшив боекомплект с 84 до 68 выстрелов.
Большое количество танков, вышедших из строя из-за низкой надежности трансмиссии, активизировало работу по усилению ее конструкции. Выявились просчеты как в способах применения танков, так и в подготовке их экипажей. В то же время советские танкисты, имея весьма ограниченные силы, но умело действуя ночью, грамотно используя сложный рельеф местности, наличие лесов, слабый грунт сумели перехватить инициативу и нанести противнику поражение. Примечательно, что «Королевские тигры», способные поражать советские танки на дальностях до 3 км, так и не подбили за эти три дня ни одного из них.
Из-за отсутствия точных данных мы, очевидно, никогда не узнаем, сколько «Королевских тигров» было потеряно немцами в боях под Шидлувом и Стаувом, но рассуждения на эту тему мы можем себе позволить.
Известно, что после событий 11-14 августа 1944 г. sPz Abt 501. не участвовал в боях вплоть до 22 августа, занимаясь восстановлением материальной части.
На 21 августа в батальоне числилось 39 « Королевских тигров», из них боеспособными были только 12, а 27 танков находились в ремонте. Безвозвратно утеряно 6 машин.
Можно смело утверждать, что в число шести списанных танков вошли машины, оставшиеся на занятой советскими войсками территории (3 танка сожжены Оськиным и 3 — захвачены танкистами 53 гв. тбр). Все небоеспособные танки немцы без колебаний перевели в ремонтный фонд. Учитывая, что 1-я рота 501-го батальона еще не участвовала в боях и не несла потерь, можно предположить, что подавляющее большинство танков 2-й и 3-й рот, несмотря на интенсивный ремонт, к 21 августа были не боеспособны.
Ремонтные службы в «панцерваффе» традиционно были на высоком уровне, а в тяжелых танковых батальонах — особенно. Зачастую возвращались к жизни, казалось бы, совершенно безнадежные машины. Поэтому немцы не торопились сразу списывать поврежденные танки, делая это задним числом, по прошествии недель или месяцев.
К 21 сентября 1944 г., когда линия фронта в районе Сандомирского плацдарма окончательно стабилизировалась, sPz Abt 501 имел в строю 19 танков, 4 были в ремонте и 22 «Королевских тигра» — утеряно безвозвратно. Из этих 22 машин шесть были списаны до 21 августа, еще семь — до 31 августа, семь — к 7 сентября и два танка -к 21 сентября.
Немецкое командование по достоинству оценило «успехи» 501-го батальона в августовских боях. Уже 22 августа майор фон Легат был снят с должности. Хотя ходили упорные слухи, что причиной отставки стали не неудачи на фронте, а участие в заговоре против Гитлера, приведшего к событиям 20 июля 1944 г. в ставке фюрера. Тем не менее, командование батальоном принял майор Саемиш, которому пришлось стать свидетелем полного уничтожения вверенного ему подразделения в январе 1945 г. Но это уже другая история.


Автор первоначальной статьи: Павел Шиткин.

Редактирование статьи: администрация сайта.