Примеры расположения знаков различия РККА

Примеры расположения знаков различия РККА в фотографиях.

Примеры расположения знаков в петлицах РККА        Примеры расположения знаков на погонах РККА

(для перехода к фотоальбомам нажмите на одну из иконок выше)


Приведенные фотографии (по ссылкам выше) солдат и офицеров Красной Армии наглядно иллюстрируют способы ношения эмблем и знаков различия на петлицах и погонах в период с 1940 по 1945 гг.

В целом, как можно видеть на представленных фотографиях, строго правила ношения знаков различия соблюдались далеко не всегда. Виной тому были разные обстоятельства: в угоду своеобразной моде, нехватка времени или не имея точной информации касательно приказов и наставлений по размещению эмблем и знаков различия. В таких ситуациях знаки на петлицах и погонах могли разместить либо единообразно «как у командира», либо на своё усмотрение. Также иногда мы можем наблюдать самодельные знаки различия вероятно из-за плохого снабжения в каждом конкретном случае. Отмечу, что большинство неточностей в расположении знаков различия относятся к боевым частям находящимся на передовой, в силу понятных обстоятельств.

В связи с этим место расположения эмблем, звезд, треугольников, кубов, шпал и др. знаков различия может иметь некоторое разнообразие. Но всё же это больше исключения из правил т.к. армия, даже в условиях войны, остаётся структурой с максимально строгим порядком. В том числе и в такой небольшой детали как уставное расположение знаков различия.

Помимо фотографий приведу и некоторые воспоминания ветеранов. В воспоминаниях механика-водителя артиллерийского самохода СУ-152, Электрона Приклонского есть отрывок про введение погон. В тот момент он проходил обучение в Челябинском Бронетанковом Училище (ЧБТУ):

«Среди ночи — подъем по тревоге. Привычно разобравшись по взводам и выстроившись в две шеренги вдоль нар, мы выслушиваем приказ о переходе на новую форму одежды и новые знаки различия. Затем командиры учебных отделений получили у старшин погоны, пуговицы и лычки (кому они положены) и раздали сладко позевывающим курсантам. Времени для приведения себя в надлежащий вид оставалось часа три, и мы торопливо принялись за дело. Никто из нас понятия не имел, как прикреплять погоны правильно, и поэтому каждый действовал по своему разумению.

За полчаса до подъема нас построили в две шеренги на «прешпекте», и первой шеренге было приказано сделать два шага вперед (отодвинуть ее подальше мешала пирамида с оружием). Начался осмотр. В шеренге, что осталась на месте, послышалось перешептывание, легкие смешки, которые переросли в неуставной хохот. Покатывались курсанты, растерянно хмурились старшины. Улыбались командиры взводов, смеялись глаза безрукого командира роты, который не мог, конечно, не присутствовать в этот ответственный момент «перевоплощения» своих воспитанников. Все наши командиры уже в новых мундирах и с новыми знаками различия — не то чтобы неузнаваемые, но какие-то непривычные на вид. Затем первая шеренга по команде сделала кругом и тоже неудержимо захохотала.

И было отчего. У подавляющего большинства курсантов второй шеренги погоны были пришиты весьма разнообразно: у одного они, лихо изогнувшись, налезли на ворот шинели, у другого сползли с плеча чуть не на треть, у третьего оказались почти на лопатках, у четвертого сдвинулись на грудь, у пятого один погон спереди, второй сзади. Имелись и другие варианты. В результате вся рота, за малым исключением, снова уселась за шитье. На этот раз мы уже под присмотром младших командиров и самих офицеров (так отныне именуется средний и старший комсостав) семь раз примеряли друг на друге, отмечая карандашом, а потом только пришивали. Одним словом, к завтраку (даже зарядка в батальоне была сегодня отменена) мы предстали друг перед другом в «новой форме», то есть при черных бархатных погонах с широким серебряным кантом и маленькими латунными эмблемами танка.»

Так обстояли дела в тылу, в учебном заведении готовившем офицеров. Думаю не сложно представить себе как обстояли дела в боевых частях.

А также интересен отрывок описывающий отдельный случай ношения петлиц вплоть до июля 1943 г.:

«Формировались два месяца, до 10 июля 1943 г. Изучали новую технику. Для механиков-то нового ничего нет, так как у самоходной установки только башня и пушка другие. И башня у нее называется по-флотски «рубка», но к этому названию мы так и не привыкли, считая себя по-прежнему «настоящими» танкистами. Командиры машин прикрепили к погонам эмблемы артиллеристов — две перекрещенные пушечки, а мы — танки. Словом, получилась какая-то помесь БТВ и «бога войны». Павлуша Снегирев, приверженец старой формы, демонстративно носил петлицы с кубиками, пока не получил замечания от заместителя командира полка по строевой части (зампомстроя).»

 

Погоны и петлицы в РККА 1943 г. Командир 75-й гв. отдельной разведывательной роты 72-й гв. СД гвардии старший лейтенант Федор Федорович Чугунов беседует с отличившимся в боях командиром отделения разведроты ефрейтором Иваном Васильевичем Лущиковым (1923 — 31.07.1943 гг.) на Белгородском направлении.
Погоны и петлицы. Командир разведроты разговаривает с командиром отделения своей роты. Белгородское направление, 1943 г.